Петр Дмитриев: «Сегодня современная молодежь не интересуется классической музыкой».

Петру Дмитриеву суждено было стать музыкантом, а именно, пианистом. Отец, Георгий Петрович Дмитриев, - известный композитор. Он автор музыки к тридцати картинам. Например, к популярному в советское время боевику из жизни милиции «Огарева, 6», «Петровка, 38» к последнему фильму Леонида Быкова «Аты-баты, шли солдаты. Мама - камерная певица Валентина Загребельная. Сегодня она преподает в академии хорового искусства им. Свешникова под руководством народного артиста России В.С. Попова. С 1999 года Петр Дмитриев - солист Московской Государственной Академической филармонии. Его концерты в залах Московской консерватории, концертном зале имени П.И. Чайковского и Большом зале Санкт - Петербургской филармонии им. Шостаковича, выступления в России и за рубежом находят неизменно восторженный прием публики. Американский Биографический Институт (American Biographical Institute, North Carolina, USA) назвал пианиста "человеком года" в области классической музыки за 2003 год. Сегодня Петр Дмитриев неуловим, его гастрольный график расписан по минутам. Но, несмотря на невероятную занятость, он все же нашел немного времени на нашу беседу…

- Начнем наш разговор с молодежи. Сегодня большинство молодых людей предпочитают концертам классической музыки походы на выступления популярных в нашей стране исполнителей. Как же все-таки приобщить современную молодежь к классической музыке?

- К сожалению, действительно, сегодня современная молодежь не интересуется классической музыкой в том масштабе, в котором хотелось бы. Взять, к примеру, наше старшее поколение – во время войны они ходили в неотаплеваемые залы слушать В. Софроницкого или Е. Мравинского, и классическая музыка давала им импульс выживать в сложные времена. Сегодня же если молодежь и идет на концерт классической музыки, то только из-за громкого и «раскрученного» имени музыканта. Настоящей филармонической просвещенной публики становится все меньше и меньше – уходит наше старшее поколение. Для того чтобы молодые люди пошли в залы мне кажется, «классике» не хватает хорошей рекламы, пиара и информации. А я уверен, что даже самый неподготовленный слушатель не останется равнодушным, придя на концерт или прослушав CD из произведений, например, П.И.Чайковского.

- Кого из композиторов вам сложнее играть?

- Фортепианный репертуар настолько велик от старинной музыки до ультрасовременной, что охватить необъятное невозможно. Лично я выбираю то, что у меня лучше получается и что ближе по духу. Например, играю много русской музыки: С.Рахманинова, С. Прокофьева, М.Мусоргского, очень люблю романтику – Ф.Шопена, Р.Шумана и т.д.
- Сколько часов в день вы занимаетесь?

- По-разному. Иногда 5-6 часов, бывает и меньше, но обязательно сажусь за рояль каждый день, потому что очень быстро можно потерять форму.

- К чему вы сейчас стремитесь?

- Вы знаете, в искусстве пределов для совершенствования нет. Есть этапы творческого пути. На данном этапе своего пути, для меня очень важно быть на виду, завоевывать более широкую аудиторию, нового слушателя, потому что без полного зала на своих концертах артист «погибает» как творческая личность.

- Как вы думаете, будут ли слушать ныне живущих композиторов через 100 лет?

- Вы знаете, порой, кажется, что все лучшее в музыке уже создано. Правда, это касается и изобразительного искусства, и литературы. У нас много одаренных музыкантов, талантливых композиторов, но гениев, увы, нет. Люди мельчают. Думаю, и через 100 и через 200 лет мы будем восхищаться, как и сегодня, великими Бахом, Моцартом, Вагнером, Чайковским и т.д. Вот они – вечны.
- Кто из музыкантов в детстве был для вас кумиром?

- Вначале хочу несколько слов о своей семье и учителях. Потому, что кто как не они формируют мировоззрение на первом этапе развития ребенка? Мне повезло с родителями – отец композитор, мама – певица. Они то мне и дали, как говориться, путевку в жизнь. С пяти лет занимались со мной музыкой. А еще мне повезло с учителями, первые шаги в музыке я сделал под руководством А.Д. Артоболевской и А.С. Сумбатян. Потом занятия с А.А. Бакуловым и И.Р. Клячко, а в Московской консерватории и аспирантуре – с Л.Н. Наумовым. К сожалению, никого из этих выдающихся наставников сейчас уже нет в живых, ушла целая эпоха. Если говорить о тех исполнителях, которые повлияли на меня в школьные и студенческие годы, то это, конечно, гениальный румынский пианист Дину Липатти, на записях которого я учился. Нельзя, конечно, не сказать и о С.Т. Рихтере – его пример «служения» искусству, думаю, повлиял на многие поколения молодых музыкантов в плане отношения к своему делу. А вообще, примеров много – надо учиться.

- Петр, существует ли конкуренция между музыкантами?

- Безусловно, существует, как в любой профессии, и носит характер творческого соревнования. У нас нет, например, как в теннисе, рейтинга - первый, второй и т.д. Искусство в отличие от спорта, не имеет четкого критерия оценки - многое субъективно и очень индивидуально.

Читайте также
- Вы самокритичный человек?

- Конечно, потому что для каждого профессионала, прежде всего он сам должен быть для себя самым строгим и взыскательным судьей. Без этого нет перспективы творческого и личностного роста и, как следствие, деградация. А умение трезво и беспристрастно оценивать себя - очень важно в любой профессии.

- Действительно ли русская пианистическая школа лучшая в мире?

- Я считаю, да. Вы только посмотрите, каких музыкантов – исполнителей породила наша родина - ими восхищаются во всем мире. У нашей школы огромная история и большой авторитет, и то, что многие наши музыканты живут, преподают и выступают по всему миру еще одно тому доказательство. А такие имена как братья Рубинштейны, С.Рахманинов, В. Горовиц, В. Софроницкий, С. Рихтер, В.Ашкенази, и многие другие говорят сами за себя.

- Что Петру нравится в Петре Дмитриеве?

- К счастью, я не страдаю раздвоением личности, и мне сложно будет ответить на этот вопрос... Если говорить серьезно, я не терплю халтуры и очень ценю людей предпочитающих качество количеству. А еще людей, способных учиться, и впитывать в себя все самое ценное, интересное и важное в любом возрасте.

- Когда выбираете и учите новое произведение, что для вас кажется, наиболее важным передать, как видел это автор или вы?

- Безусловно, в первую очередь для меня важен замысел автора, т.е. авторский текст. Уметь "видеть" и понимать текст большое искусство. В тексте заложено все: штрихи, нюансы, динамика, характер, идеи, смысл. После того как ты овладел авторским текстом, ты, как интерпретатор (т.е. переводчик), вносишь "свое", особенное, личностное. И плох тот исполнитель, который не уважает текст и замыслы автора, а пытается навязать лишь собственное "я".
- Знаю, что помимо своей основной деятельности – музыки, вы еще и увлекаетесь спортом…

- Не доиграв в раннем детстве во дворе в футбол, интерес к спорту я все равно сохранил. В школе мне нравились такие виды спорта, как футбол и баскетбол. Потом меня очень увлек большой теннис. К слову, я знаком с Марией Шараповой, по мере возможности слежу за ее выступлениями. Когда выпадает свободная минутка, беру ракетку и бегу на корт. Не так давно увлекся гольфом. Любовь к этому виду спорта привил приятель, один из ярых пропагандистов гольфа в России.

- Также известно, что вам очень нравятся автомобили…

- Это правда. Но надо сказать, что я спокойно вожу, медленно, несмотря на то, что у меня достаточно большой стаж. Конечно, иногда просыпается какой - то кураж, когда хочется надавить на газ, но это быстро проходит. В целом, вот такой резкий стиль вождения не для меня – мне просто не комфортно. Я люблю Mercedes. Эта солидная машина располагает к солидному вождению. Мягкость хода, комфорт подвески уравнивает ощущения пассажира и водителя. И сам стиль и концепция Mercedes`а не включают в себя какой-то стритрейсинг, который приписывают, например, BMW. Хотя дизайнеры Mercedes, наоборот, наверное, в последние годы идут за общей тенденцией к увеличению этой агрессивности - мощности двигателей. Но я надеюсь, что он как и был Mercedes`ом 20 лет назад, так Mercedes`ом и останется. Mercedes - машина стильная, но скорее как произведение искусства. Здесь даже можно найти некую перекличку с игрой на фортепьяно. Но не в ощущении от игры и вождения, а если рассматривать это с точки зрения инструмента для игры или вождения. Когда ты играешь перед большим залом на рояле хорошей марки, удачном по всем своим составляющим, и у тебя хороший настрой, то иногда может показаться, что этот инструмент сам помогает тебе хорошо играть. И то же самое ощущение легкости, когда едешь на удобной, мощной, качественной машине. То есть, не затрачивая больших усилий, ты получаешь большое удовольствие.

- Поделитесь ближайшими планами на будущее.

- Я предпочитаю не говорить о своих планах на будущее – и даже не из-за суеверий – просто логичней, наверное, говорить о том, что уже сделано, нежели еще предстоит. Но планы, конечно, есть - гастроли, новые программы.

Текст: Мария Пати.
 
Подписка на рассылку
Комментарии читателей
Добавить комментарий